Михаил Козаков и Анастасия Вертинская. Почему многолетняя любовь прошла всего через месяц их совместной жизни

Их романтические отношения начались в 1961 году на съёмках фильма «Человек-амфибия». К тому времени 27-летний Козаков уже был популярным актёром, избалованным вниманием женщин, а Анастасия — 17-летней школьницей, о которой еще никто не ничего не знал.

Правда, когда съемки картины «Человек-амфибия» были в самом разгаре, на экраны страны вышел дебютный фильм Анастасии «Алые паруса», и она, что называется, сразу проснулась знаменитой!

Такая внезапно свалившаяся слава лишь добавила активности в ухаживания Козакова. Он поставил перед собой цель — во что бы то ни стало покорить Анастасию.

Режиссёр фильма Геннадий Казанский заметил влечение Козакова к молодой актрисе, которое, в целом перекликалось с сюжетом фильма, поэтому посчитал, что в какой-то мере эти страсти даже пойдут фильму на пользу.

Когда работа над фильмом уже завершалась, Михаил решил пригласить Анастасию на ужин в дорогой ресторан, чтобы там, наконец, объясниться и понять – есть ли у девушки ответные чувства?

Когда он сказал ей об ужине, Настя вдруг предложила сделать этот ужин не на двоих, а на троих и пригласить еще Владимира Коренева. Михаил, конечно, расстроился, но в разговоре почувствовал, что из двоих, Анастасия отдает предпочтение именно ему.

Прошли годы, Михаил Козаков уже был не только популярным актёром, но и известным режиссёром. Когда он задумал снять лирическую мелодраму «Безымянная звезда», то на главную роль пригласил 35-летнюю Анастасию Вертинскую.

Смотрите также:  Как супруга Василия Ланового справляется с потерей любимого мужа

К тому времени они оба уже на раз заводили семьи, Вертинская только что разошлась с Олегом Ефремовым, а Михаил Козаков был в третьем браке с литератором и переводчицей Региной Быковой, которая достаточно спокойно относилась к увлечениям мужа на стороне.

После развода с Ефремовым, Анастасия с 12-летнем сыном Степаном от первого брака с Никитой Михалковым, переехала жить в однокомнатную квартиру.

На съемках «Безымянной звезды» она не сразу уступила ухаживаниям Михаила, а всем видом показывала, что не прочь завести роман с Игорем Костолевским, который был её партнёром по фильму.

Роль легкомысленной красотки Моны была написана словно специально для Анастасии, а их отношения вне съёмочной площадки очень напоминали сюжет самого фильма.

Михаил Семёнович Светин рассказывал, что в сцене, когда герой Козакова дает Моне пощечину, сила удара была далеко не бутафорской.

Михаил действительно очень больно ударил Вертинскую по щеке, и они вдвоем понимали, что это была месть Козакова за заигрывания Анастасии с Костолевским.

Вертинская тогда действительно по настоящему заплакала от боли и обиды, и именно эти кадры позже вошли в фильм. Правда, в душе она тогда поняла, что Козаков испытывает к ней настоящие чувства.

В конце концов, их роман состоялся, и Михаил принял решение уйти от Регины и переехать жить к Анастасии.

Уже через месяц после переезда Михаил понял, что совершил большую ошибку. Прожив всего несколько недель под одной крышей с Вертинской, он узнал, что Анастасии совершенно не приспособлена для семейной жизни и не умеет выполнять даже элементарные семейные обязанности.

Смотрите также:  «Давно бы умерла от голода»: как Поргина выживает без зарплаты Караченцова

Михаил спал на кухне на раскладушке, чтобы «не смущать в комнате Стёпу чужим дядей», ходил в мятой одежде, неухоженный и часто голодный. У Козакова хватило сил всего на один месяц такой жизни, и он с повинной головой вернулся домой к Регине.

Уже на склоне своих лет Михаил Михайлович вспоминал о тех отношениях, что ради любви он мог пожертвовать многим, но полное отсутствие быта и элементарных условий для жизни перевесили его возвышенные чувства.

«ВСЁ ИСПОРТИЛ ПРЕСЛОВУТЫЙ КВАРТИРНЫЙ ВОПРОС» — РЕЗЮМИРОВАЛ ОН СЛОВАМИ ВЕЛИКОГО БУЛГАКОВА СВОИ ОТНОШЕНИЯ С ВЕРТИНСКОЙ.

Источник